Tense Lyre
Суббота, 2017-08-19, 4:25 AM
Приветствую Вас Guest | RSS
Site Main Page | Concepts | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
Auxiliary Shelf [8]
Завершённые исследования по различным темам с выводами, GHR
War and Cheese [6]
Монографии или нечто, эти монографии напоминающие. Т.е. "мало" не покажется...
Outlook Harvest [2]
Импортированные статьи, исследования. Не в цитате! Комметарии - курсивом. Указание всех возможных источников (сайт, авторы, переодчик, дата) обязательно.

Наш опрос
Вы Здесь Откуда?
Total of answers: 29

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Useful Links
  • RAX News + Media
  • MAXIM Online
  • Законы Мерфи ru
  • Portal Психологос

  • Словарь имбецила - Андрей Ситнянский
  • Globosphera - Прогресс и Человек
  • Портал Econet - Факты для Сознания
  • Кот Шрёдингера - Science 4 the Future

  • Элитарные * Сайты
  • Инструкции от uCoz
  • W3Schools Tutorials


  • Sympathetic
  • Всё кругом враньё!
  • Get the AdBlock Kit
  • Сноб. * А.Невзоров


  • Site Main Page » Статьи » Исследования » War and Cheese

    Извлечение Граали (II)

    Роль имянаречения в деле карьерного роста

    С именами балладных рыцарей, не важно хранителей Св. Грааля или почитателей Великой Девы, вообще большая проблема. Они непонятны и не все выводятся из романских или германских языков. В историческом литературоведении принято считать, что большинство этих имен – галльского происхождения. Разьяснение их значений, приводимые самими авторами рыцарских романов, случаются редко и выглядят странно. Про известного нам Персифаля сказанно, что он «сын вдовы». Связанно ли как-то обстоятельство его рождения с его именем остается не ясным. Я, увы, не знаток гэлльского, но вот как выглядит неполный перечень встречающихся имен, принадлежащих сказочным рыцарям и присным героям:

    Персифаль, Лохерангрин, Тангейзер, Амфортас, Галлан, Галаад, Бохора, Алайн, Шеонатуландер, Орил, Ешена, Сигуна и Кундрия (женщины), Артур, Итер, королева Кондвирамурс (coin de voire amurs – из старофранцузского), первый король Грааля – Титурель, Герцелоида (мать Парцифаля), Рапандшоя (это женское имя), Гурнаманц (скорее всего из “governeure manche”), Гаван, Сегреморс, ...

    Т.е. не надо быть гением, чтобы услышать, что большинство сказочных имен у германских авторов образованны путем стяжек из романских выражений, кусков фраз и, возможно, гэлльских девизов.

    Вообще имятворчество и словообразование в романах подчинялось, как можно понять из материала, в основном принципу «сочетания и обрезания» прежде-бывшего, подзабытого народом языка. Я не буду удивлен, если узнаю, что всякое рыцарское сказание начиналось со стандартного вступления вроде «Давным давно, в тридевятом царстве, в тридесятом государстве жил-был король. И был у него сын...». Ряд рыцарских имен включает явно калькированные долгие гласные – в основном – долгое «а». В гэлльском, в литературной латыни, и в прусском и в ряде других, ныне здравствующих языках, насколько мне известно, долгие гласные и долгие согласные имеют смысловую нагрузку. Я не знаю из какого языка образовано имя Парцифаля или Амфортаса, но я вижу принцип образования балладных имен – заимствование из прежнего языка, стяжка звучания по определенным правилам и написание того, что получилось «со слов сказителя». При этом, в результате операции, получаются такие странные имена, что загадочнее не бывает. Можно перелицевать так любое выражение из любого языка и потом долго гадать «что бы это значило?». Как вам нравится, например, имя рыцаря «Исенью Мер»? Нормальное имя? А ведь это всего лишь «И все они умерли...» произнесенное на французский лад, урезанное и переписанное «как услышано». Итак, имена сказочных рыцарей и их сотоварищей, прочих героев, названия легендарных стран, городов и предметов хоть и могут быть, с некоторой долей вероятности, расшифрованы особого интереса не предстоавляют. Потому что эта тарабарщина ВООБЩЕ не может быть понята, кроме как звуковой ряд, определяющий личное имя героя, дамы его сердца или чудесной вещи на уровне ИНТУИТИВНОГО восприятия внемлющего.

    Звучание должно быть красиво для слуха и слегка загадочно, "одревленно" (припорошенно пылью, как бутылка доброго вина). Это основное требование, которое никогда не умирало в области литературного творчества при построении имен героев и было возрождено с невиданной силой волной «новых сказок для взрослых» - романов фэнтэзи. Превосходно использовал имятворческий конструктор профессор лингвистики (!) Р.Р. Толкин создавая современную репликацию рыцарского эпоса про хоббитов - трилогию «Властелин Колец».

    Диалектология Средиземья

    Во «Властелине Колец», кстати, тоже есть свои загадочные «граали», имеющие огромное влияние на подсознание читателя. Например: шары- «палантиры». Вроде бы телевизор описан, но не совсем телевизор, а транспортер состояния. Или телепатический портал?.. Да Бог там с тем, что это за инструмент! Название-то, название откуда профессор взял?! Очень легко сказать: "да ниоткуда он его не ВЗЯЛ! Просто ПРИДУМАЛ!" Если бы Толкин его просто «взял и придумал», не опираясь ни на какие интуитивные подпорки, то название ни за что не вспоминалось бы и не всплывало бы.

    Сам профессор «секрета производства» названия для «палантиров» не раскрыл, замутив вопрос имен используемых в трилогии тем, что написал удивительно скучную книгу-справочник имен – «Сильмарилион». Мы не будем ничего оттуда цитировать потому что это бессмыслено. «Сильмарилион», анонсированный как предыстория народов Средиземья – арены развития действия трилогии, на самом деле НИЧЕГО не объясняет. Толкин изваял из своих реальных и частичных лингвистических знаний сумбурный винегрет фантастических языков и правил словообразования, использующихся в них. При этом невооруженным глазом видно, что в трилогии используются имена героев, местностей и предметов заимствованные из языков, на которые в «Сильмарилионе» даже намека нет.

    Зачем же тогда профессор этот "тузаурус" создал?
    Из профессионального хулиганства, замешанного на недавних воспоминаниях.
    Дело в том, что во время второй мировой войны Р.Р. Толкин был, в силу своих знаний, привлечен к работе в криптологическом отделе английской разведки. Видимо, какой-то пласт этих исследований ему понравился. Во всяком случае не стоит читать «Сильмарилион» пытаясь там найти разгадку названия «палантир» - её там нет. Профессор хорошо владел уэльским диалектом английского (он там родился), знал гэлльский (его называют иногда ирландским, это не совсем одно и тоже, но детали нам здесь не интересны), проводил, как нам известно из официальной биографии (sic!), исследования касающиеся норманнского, латыни. Кроме того, естественно, Р.Р.Толкиен владел литературным английским, в какой-то степени - немецким, французским и, возможно, (мы не знаем, но предполагаем это) другими языками Северной Европы.

    Однако, опираясь на эти языки или на переводы самого JRR пробовать расшифровать названия, встречающиеся во «Властелине Колец» невозможно. Ну, не получается, хоть ты тресни! Зато на удивление гладко эти названия и имена переводятся, правда, совсем НЕ ТАК как объясняет их автор (sic!), привлекая для этого семитские, славянские, тюркские языки, которыми профессор никогда (если судить по его официальной научной биографии) специально не занимался и которых не знал. Скажем больше, ряд этих названий, и особенно это касается языка толкиеновских гномов, перводится напрямую с арамейского! Например «крепость Барад-Дур» - «утёс града», знаменитое имя «назгул» означает «обособленный», если записать его по принципу «как слышится», а вовсе не «носитель кольца», как можно «узнать» у Толкина. И т.д.

    Мы не будем здесь подробно вдаваться в тему разбора имен трилогии Р.Р. Толкина – это тема другого исследования. Заметим только, что книга «Властелин Колец» написана в XX-ом, просвещенном, веке и переведена на практически все письменные языки мира. При этом в современной практике литературного перевода соблюдается негласное правило, что личные имена и названия оставляются в переводе в транслитерированном виде (за редкими исключениями). Это означает, что родные подсознательные привычки читателя, ознакомляющегося с переводным художественным текстом, предназначенным для эмоционального восприятия описываемых событий, входят в некоторый диссонанс при столкновении с именами, несущими подсознательную же звуковую нагрузку. Психолингвистические предпочтения у народов разные. Художественные произведения (подавляющее большинство), пишутся для того народа, к которому принадлежит сам писатель. Между лингвопсихологическими моделями автора и читателя в атмосфере языка диссонанса не возникает. Переводчик же вынужден выбирать между «правдой жизни», т.е. – дословным переводом названия (для имен - транслитерацией) и «тем, чем это имя покажется читателю», т.е. браь в расчёт психологию адресата.

    Соблюсти и правду жизни и каноны восприятия получается далеко не всегда. Например, условно-нейтральный герой трилогии Толкина по имени «Боромир» в славянской среде воспринимается ОДНОЗНАЧНО как положительный герой, потому что это составное имя несет для славянского читателя, осмысленную нагрузку и оно бы могло принадлежать ДОБРОМУ славянскому князю ибо это звукосочетание переводимо примерно как «борись за мир» и образованно подобно реальным славянским именам «Владимир» (владей миром) или «Велимир» (повелевай миром). В большинстве европейских стран имена и названия использованные во «Властелине Колец» воспринимаются ещё более или менее адекватно, но когда наступил черед перевода книги на семитские и тюркские языки сложности возникли непроходимые. Упомянутая выше загадка «источника материала» для названий «сконструированных» в трилогии превратилась в настолько серьёзную проблему, что например, на монголький язык книга переведена не была вообще. Отчего ж так жестоко? Оттого, что кроме того, что абсолютно отрицательная раса антигероев и людоедов «орков» описана как «желтокожие» и «раскосые» человекоподобные клыкастые твари, кроме того, что их национальный флаг «красный», кроме того, что их орда (так и сказанно – “orde”) пришла с Востока, они еще и говорят на диалекте монгольского языка! Имя главного орка «Урукхай» и звучит по-монгольски и запросто переводится с этого языка если заменить звук «р» очень близким ему «л». Улугхай(н) означает «Великий Князь»... При переводе «Властелина Колец» на иврит (это современный близкий родственник арамейского) вышел рыночный конфуз, заключающийся в том, что народ стойко предпочитает читать книгу на языке оригинала. Потому что если её читать на иврите получается что-то вроде путеводителя по какому-то аналогу Израиля. Гора Мория (это в Иерусалиме...), Ор-о-Друхин (это где-то в районе Мертвого моря), герой Ар-а-хор(о)н - (вершина такая есть, по дороге из Иерусалима в Тель-Авив)... Скучно же! Кстати, а что же шар-«палантир»? Разве не интересно? Нет, не интересно. Потому что загадочный для английского «палантир» это дурно произнесенный «палэ-нацир» - «ЧУДОВИЗОР». Так какие профессор Толкин языки-то изучал? Говорите, кельтский да старофранцузкий? Ну-ну...

    *_*_*

    Однако такая методика построения имен (по технологии «фраза устаревшего языка – звуковое сокращение – написание на слух – придание статуса имени») актуальна для среднего и позднего периодов развития жанрового стиля рыцарских романов, каковые писались в континентальной Европе и в Англии. Родоночальники жанра появились в IX-X вв на территории Нормандии, Аквитании, Фламандии, в Центральной Франции (Труа) на Верхнем Рейне, в меньшем объёме в Баварии и в Провансе. «Древние языки», которые могли быть использованны сказочниками для имятворчества это искаженная латынь, кельтские диалекты и даже прото-славянские корни. Напомним, что славяне, согласно историческим источникам первоначально населяли Карпаты и отроги Альп. Столица Австрии – Вена – так названа славянским народом. Мы не считаем вероятным использование славянских корней франко-германскими сказочниками, творившими для элиты, в силу того, что славяне в V-IX вв никак не представляли из себя в Центральной и Западной Европе поставщиков членов благородного общества, т.е. – военизированных мелкопоместных дворян. Совсем исключить этот источник заимствования было бы намеренным искажение фактов. Латино-галло-германцы и славяно-угоро-балтийцы вполне успешно контактировали и, разумеется, знали языки друг друга.

    Наиболее вероятными поставщиками имен героев рыцарских романов, таким образом, остаются «вульгарная» латынь и кельтский. Традиционно говорят, что имена сказочных героев рыцарских баллад производимы от кельтских. Потому что «они непонятны». Мы показали выше, что это утверждение ошибочно. Кроме чисто лингвистического аспекта, существует ещё и психологическое сомнение относительно возможности использования кельтского (гэлльского) языка для называния героев.

    Сомнение наше основывается на том факте, что родоначальниками романтического жанра были победившие франки. Франки, которые победили и романо-язычных латинян (Рим) и кельто-язычных галлов на территории собственно Северной Франции. Если Меровинги и встретили со стороны галлов сопротивление, то оно было очень слабым. При таком раскладе героизировать кельтские имена было бы глупо. Мы уже указывали выше на гораздо более жесткую связь, в сравнении с современностью, между именем и его носителем в сознании людей старого мира. Народ однозначно ощущал, что герой, носящий имя побежденного врага будет побежден всегда.

    Вера в МАГИЮ ИМЕНИ это очень устойчивая человеческая традиция, процветающая и сегодня. Примеров называния детей именами в честь имен и фамилий футбольных форвардов – несть числа, но статистика показывает, что как только полиция ловит очередного сексуального маньяка, убийцу, или обличает любую ГРЯЗНУЮ личность, имя этой личности моментально ОСКВЕРНЯЕТСЯ для миллионов людей и количество проименованных в как бы «в наследство» этого гражданина детей стремительно падает. Родители не желают своим детям стать такими же, автоматически перенося качества конкретного урода на все его социальные идентификации, где имя играет первейшую роль. В противостоянии франкской и кельтской общин последняя проиграла, т.е. была осквернена. Вот если бы потом она восстановилась и победила, то тогда бы у сказителей кельтского происхождения, но пользующихся в быту каким-то другим языком был бы стимул использовать «устаревшие» имена, выведенные из сакрализованного к тому времени языка предков. Однако, как мы знаем, этого не произошло. Какой же смысл германоязычным авторам, создающим СВОЙ эпос пользоваться этим языком для героизации СВОИХ культурных ценностей? Милость к побежденным, знаете ли, так широко не распространяется. Ещё назвать по-кельтски отрицательного героя допустимо, но ЗВАТЬ на языке недавнего врага генетическую беду на положительного героя невозможно ни в коем случае.

    Романистам оставались (допустимы для наречения деятельных героев) вульгарная латынь в северном произношении и конгломеративный язык, который условно можно назвать готтско-греческим. Способ использования романского диалекта Франции, который возводится к материнской латыни римских легионов, но с учетом местного произношения отражён в творчестве рейнских авторов достаточно хорошо и нам не хотелось бы к этой теме возвращаться.

    Под языком, названным нами готтско-греческим мы подразумеваем специально созданный для передачи ощущения «глубокой старины» конструктор благозвучности или, иначе, гармонический жаргон. Замечательным примером сконструированного на этом языке имени является имя матери Персифаля – Герцелоиды. В изначальной латинской графике оно пишется как “Herzeloida”. Здесь присутствуют три компоновочных части “Herz”+ “el(h)”+ “ida”, где первая и вторая части относятся к обще-немецкому языковому слою восприятия звучания и их последовательная стыковка дает что-то вроде «сердечность, сердечное чувство, трепетность», а третяя часть эквивалентна греческому слогу применяемому в греческих источниках для обозначения понятия «дочь». Сочетание это естественно для нашего времени, пронизанного греческими корнями сверху донизу, но выглядит эклектикой для времени, когда наследие греческой культуры рассматривалось строго сквозь призму христианского учения.

    Маски для средневековой тусовки вольнодумцев

    Почему авторам рыцарского эпоса понравился греческий для придания старинного вида именам? Скорее всего потому, что греческая эпическая культура выглядела глубоко РОДНОЙ, ИСКОННЕЙ для большинства просвещенных слушателей рыцарских баллад. При том, что греческие окончания облагораживали имена героев должным образом, они не несли остро- враждебного титульнуму и, официально исповедуемому христианству, заряда, явного в друидических и скандинавских именах. Византийское огосударствленное христианство, из которого выросло православие (после раскола восточной и западной магистральных версий конфессии), опиралось на греческий язык проповеди и предшествовала романо-германской христианской культуре. Греческая речь ощущалась как речь мудрых предков и, что важно, греческая дохристианская культура была перенасыщенна героями всех мастей начиная от всевозможных богов и кончая легендированными реальными военачальниками.

    *_*_*

    Вот теперь, опираясь на примеры субстратного разбора и развора методов шифровки, применявшихся для синтезирования имен сказочных героев франко-германского интеллектуального Сопротивления, мы можем реконструировать вердикт, который вынесли инспекторы Рима относительно имени подозрительного заместителя Мессии, появившегося в рыцарских балладах.

    Кто же он - «рыцарь меланхолического образа» - Персиваль? Вместо собственного объяснения, извлекаю уже давно существующее, но не замеченое по причине психологической неготовности к его принятию.

    В исторической пародии Марка Твена «Янки при дворе короля Артура» есть возлюбленная янки из древней Англии, которая, пересказывая очередную запутанную рыцарскую балладу полусонному герою, каждый раз добираясь в своем повествовании до очередного рыцарского поединка, рвёт слух несчастного путешественника во времени воинственным кличем «Пронзи его насквозь!». Этот боевой ДЕВИЗ, сказанный не на современном английском - Pork him through up!, а на слышимом старофранцузском и есть буквальное, ощутительное значение имени славного рыцаря Персифаля.

    Perce \ porche \ en valley = «проходить сквозь долину (дебри) - пронзать по дороге».

    Это имя – может быть интерпретированно как словесная иллюстрация образа Св. Георгия, пронзающего нечто, находящееся дОлу. Так что ничего крамольного в имени Персифаля для добрых христиан нет. И никакого узурпатора роли этого герою тоже быть не может, потому что он и, понятное дело, его земные приключения - не более чем аллюзия посмертный образ Святого Георгия, включающий его историю становления как великомученника за веру.

    Признание Святого Георгия в христианстве огромно настолько, что для христианской Европы его имя сравнимо с именем самого Иисуса Христа. Причины этого заместительного феномена мы здесь рассматривать не хотим, ибо эта тема не лежит в рамках нашего исследования. Имя Персиваль это – производная кличка от ПОНЯТИЯ роли Св. Георгия, даваемая по жизненным деяниям, по подвигам мученичества и воздаяния. Истинное определение деятельной натуры не может соответствовать имени, которое было дано при рождении. Толковый совет, приписываемый евангелиями Иисусу Христу - «не судите по словам их, но судите по делам» проявляется и в прозвищах, определяющих сии деяния.

    При этом имя-пожелание играет роль только условно-идентификационную, которую можно и не упоминать, если мы говорим об известной всем личности. Например, известный русский убийца современности Александр Солоник (уже покойный) в бандитском эпосе получил устойчивое определение «киллер Саша Македонский» и то, что родители, (кстати – этнические греки) назвали его греческим именем, переводимом как «защитник людей» воспринимается не иначе как насмешка судьбы. Живи Алик Македонский во времена создания рыцарского эпоса в Нормандии его бы никто и не поминал как Александра Солоника, но он бы звался скорей всего как странствующий рыцарь Логрис де Магдон. Актер Арнольд Шварцнегер, сыгравший киборга в культовом фильме, а ныне исполняющий роль губернатора Калифорнии, назывался бы, по правилу придания кличкам статуса собственных имен в рамках рыцарского эпоса, ПО РАЗНОМУ. В молодости он носил бы свое паспортное имя, но СТАВ Терминатором он так и остался бы ландграфом Терминатором. Большинство простых избирателей его, кстати, так и воспринимают. Народный героический эпос использует имена ОБРАЗНОГО мира.

    Идентичен ли рыцарь Персиваль ближневосточному Георгию Победоносному? Разумеется - нет.
    Георгий Великомученник, уроженец г. Лода, что на Шфеле, стал известен в христианстве вовсе не благодаря своим неизвестным ратным успехам, а вследствии стойкости в перенесении телесных страданий. И основное, за что его канонизировали, это - стадание за веру в пыточной императора Диоклетиана, а история с пронзением крокодила- переростка, обитавшего в неведомом болоте, пришита к делу великомученника грубыми нитками. Да и вообще - непонятно зачем.

    Из многих совершенных св. Георгием подвигов наиболее известен следующий. На родине святого, у города Бейрута, находилось озеро, в котором жил огромный змей. Выходя из озера, он пожирал людей и опустошал окрестности. Чтобы умилостивить грозное чудовище, жители по совету жрецов стали по жребию отдавать своих детей в жертву змею. Дошла очередь и до единственной дочери царя. Ее привели к озеру, и она в слезах ожидала своего смертного часа. Неожиданно к ней подъехал св. Георгий на белом коне с копьем в руке. Увидев змея, он осенил себя крестом, устремился на чудовище и поразил его копьем в пасть. После чего велел девушке связать змея своим поясом и вести в город. Там он убил чудовище, а жители сожгли его.

    Сомнительная притча. Начиная с того, что около г. Бейрута нет никакого озера кроме Средиземного моря и кончая тем, что в IV веке в римских легионах ещё не возникло института странствующих рыцарей, разьезжающих по миру в поисках принцесс, отдаваемых на завтрак местным драконам...

    *_*_*

    Есть другое объяснение имени Персиваль, выводимое из указанного выше способа образования личных имен героев путем стяжки. "Персиваль" это – «пер шеваль», произнесенное не с шипящей согласной, которая развилась лишь в позднем французском, а в более раннем звучании. Тогда его имя переводится совсем просто «per chevalier». Как нетрудно сообразить это словосочетание означает «(готовый) для рыцарства». В дальнейшем, для простоты восприятия, мы временно пользуемся именем «Персиваль» так, как будто оно собственное имя героя, временно «забыв», что Персиваль это вероятны аналог образа Св. Георгия или юноша, которому уготованно роком стать рыцарем (точнее – всадником).

    Может быть мы разобрались с именем эмпатического героя, но как быть с именем святыни, которую этот герой обретает? Или которая обретает его: если верить части баллад, то эта святыня сама призывает себе слуг... Был ли какой-то свой исцеляющий Грааль у Св. Георгия? Легенда говорит, что бесконечный источник возобновляемых сил у свихнувшегося на почве веры воина, по имени Георгий, был. Его тело излечивала от последствий пыток чудотворная вера в Спасителя - Иссуса Христа. Но это - внутренняя способность, напрямую связывающая душу фанатика с его Богом, нисходящим в тело. Никакой материальной Граали в легенде о великомученнике Георгии (или - о любом другом христианском святом) места нет. Или всё же есть?

    Исправление опечаток и продолжение следуют...

    Категория: War and Cheese | Добавил: Ultersein (2016-07-03)
    Просмотров: 70 | Теги: перевод с лунного, Парцифаль, ash nazg, значение имени, Quenya, криптоанализ, Saint Grail, Нолдор, Орден Храма, Tolkien's hoax | Рейтинг: 0.0/0
    Форма входа


    Корзина
    Ваша корзина пуста

    מעבר לקטעים 盒
    Auxiliary Shelf [8]
    Завершённые исследования по различным темам с выводами, GHR
    War and Cheese [6]
    Монографии или нечто, эти монографии напоминающие. Т.е. "мало" не покажется...
    Outlook Harvest [2]
    Импортированные статьи, исследования. Не в цитате! Комметарии - курсивом. Указание всех возможных источников (сайт, авторы, переодчик, дата) обязательно.


    Поиск

    Revolver Ask

    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz