Tense Lyre
Четверг, 2017-08-17, 6:34 PM
Приветствую Вас Guest | RSS
Site Main Page | Concepts | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
КУТ Часть 1 [9]
КУТ Глава 01
КУТ Часть 2 [0]
КУТ Часть 02
КУТ Часть 3 [0]
КУТ Часть 03

Наш опрос
Вы Здесь Откуда?
Total of answers: 29

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Useful Links
  • RAX News + Media
  • MAXIM Online
  • Законы Мерфи ru
  • Portal Психологос

  • Словарь имбецила - Андрей Ситнянский
  • Globosphera - Прогресс и Человек
  • Портал Econet - Факты для Сознания
  • Кот Шрёдингера - Science 4 the Future

  • Элитарные * Сайты
  • Инструкции от uCoz
  • W3Schools Tutorials


  • Sympathetic
  • Всё кругом враньё!
  • Get the AdBlock Kit
  • Сноб. * А.Невзоров


  • Site Main Page » Статьи » Фантастика » КУТ Часть 1

    Крепость Тлаарт

    Праздник духов Идъани не впечатлил. Стоило вставать и переться на круг! Да, по всей крепости растёкся белёсый маслянный дым, ставший прозрачным в блёстках, после чего разные духи заметались по двору и над крышами, высвечивая пятна земли и стен искристыми радугами. Для того, кто такое видит первый раз может оно и чудесно, но Идъани и раньше фестивали видал. И - покрасочнее. Да и более упорядоченные. Тут же творился полный бардак. Нежданной оказалась активность живности, обычно избегавшей таких представлений. Если б не раздражение Идъани, разбуженного ради такого пустяка, никто бы и не заметил, что на представление сбежалась прыгучая мелочь, снующая по туманному языку, выплёскивающемуся за ворота. Никаких особых запахов снизу до главы башни не доносилось, разве что привкус как бы разогретого масла. Возникла было идея притащить наверх обезьяна, может он бы чего учуял, но слегка ужравшийся вином Див похрапывал во сне так уютно, что эта безмятежность не позволяла ожидать его благосклонной реакции на предложение проснуться и подняться наверх чтобы понюхать для народа. Под конец фестиваля над землёй поносились бледные шарики и вскоре представление кончилось. Дым втянулся обратно под ломанный купол. Широко зевая Ид спустился обратно в сектор, заглянув в соседний, куда ребята уже свели утомлённую бурными упражнениями пленницу, кинув ей от щедрот несколько одеял. Огаша даже вколол ей двойную дозу обезбаливающего, чтобы она смогла заснуть. Ребята наставили пустых ёмкостей под водосборными щетками – завтра, если Таммон позволит, потребуется много воды. Распределили дежурства, хотя тут никаких альтернатив не было: Идъани спал на ходу, Сода, утомленный райскими утехами, схватив перекус для восполнения сил, так и заснул что-то жуя. Первую часть ночи взял на себя Огаша. Утром Ида разбудили равномерные ахи, доносящиеся с лестницы – Длинный не терял времени, совмещая положеннное в походе с халявным удовольствием.

    Рассвело. Умывшись и произнеся прошение о дне, Идъани спустился в полумрак лестницы к отдыхающему Сода. Девчёнку, уложенную на вытащенное из её кельи одеяло, Длинный придерживал за лодыжку. Ид, его в целом, понимал: в наше больное время найти молодую, дармовую, выносливую шлюху, да еще и с такими внешными данными было сравнимо с чудом. Не говоря уже об «аристократическом» раздражителе фантазий. Это только так считается, что последствия бомбовых ударов всем, что произвели заводы обеих империй вкупе с союзниками, коснулись Провинции «незначительно». А в той войне, к слову, не последнюю роль сыграла жадность и беспринципность аристократических домов...

    - Рядовой Сода, сдай пост – придав голосу ефрейторскую* интонацию Идъани присел на площадку рядом с Сода, - И Огге буди. Сходим до точки пока коротышки завтраком займутся. – озвучил он ещё вечернюю задумку.

    Пока остальные просыпались и умывались принцесса не скучала. У Идъани не было причин настраиваться на мстительность формальной аристократке, подобно Соде, полагавшему себя наследником мастерового цеха, обозлённого вековыми сословными ограничениями, но халявное надо брать сколько унесёшь – его всегда мало. И не тащить же девчёнку под землю!..

    Заказав блюд по доступому меню – там были даже консервированные крабы! - Ид с Содой экипировались по лёгкому и отправились на разведку к болотно-зеленому на рассвете зубу. Верхний ообур был гладеньким – никаких мешающих проходу розеток, торчащих из стены, которая здесь из-за количества проёмов скорее напоминала перила. Перемещались не спеша, Сода отверз уста, поведав о крепости. Она действительно не была предназначена для удержания дороги. Крепости изначально не было, а была коробка форта, возведённого вокруг банальной термальной бани. Старейшим зданием крепости был купол – бетонно- металлический конденсатор, никак не предназначненный для обороны. Да и оборонять бассейн, к которому в незапамятные времена была подведена трубами вода с ближайших водосбросов, было особо не от кого. Под конденсатором располагались дольки смесовых бассейнов, сразу по постройке купола разделённые переборками. Локальные битвы за горячую воду временами случались, но ни хронологии этих «банных войн» ни имен отхвативших или просравших баню хроники клана не сохранили. Никакого стратегического военного значения пост, охранявший термы, разумеется, не имел. Пока около трёхсот лет назад не настало время войн с драконами. Провинция, тогда еще бывшей гордо независимой от бледняков, стала нуждаться в форпостах, защищающих перелётные перевалы.

    - Так мы что, - догадался Идъани, – должны лезть прямо в печку? ...

    - Жжааровня дааавно рааасселась. – борясь с дефектом и с утренним бризом сказал Сода, останавливась у площадки, откуда назад и вниз уходила лестница на среднюю галерею. – Ссспуускаемся?

    - Нет. – Идъани объяснил свою идею проверки со скалы трамплина, где «пузырь», утащившего поставщика девчёнки «прямиком в небеса» подпрыгнув, исчез. Если игруны нападали на человека, то они его морозили и расстворяли, перехватывая, как вроде бы выяснила наука, генетический материал. Зрелище «заигранного» неприятное и фатальное, но без красочных фокусов. На воде людей сводила судорога и они тонули. Утонувшие после нападения игрунов никогда не всплывали. Можно было схваченного спасти, судорога проходила только через несколько часов. Захваченный на воздухе сначала слегка повреждался умом, потом начинал худеть и испарялся, «сгорал» за пару часов до мумии, которая на глазах рассыпалась легчайшим белым пеплом. От захваченных оставалась только одежда и, с недавних пор, пломбы, костыли и импланты. Расистские идеи игрунам были чужды – преждерождённые так же рассыпались в невесомую пыль как и люди. Были, конечно и экзотические методы «заигрывания»...

    - Нне хходи ттуда. – сказал Сода, когда они подошли к «дульному срезу» тоннеля в зуб, от площадки перед которым входом наверх уходили корытообразные степеньки. – Оттуда нне видно ниичего. Сскала оотвесная. – пояснил он мысль для удивленнного его робостью Идъани.

    - Я думаю, что его перкинуло наружу. – объяснил тот. – Хотя... – Идъани понял, что приятель прав – какая разница? «Сгинул, да и ладно» – Они вошли в украшенный рамкой округлых спиральных узоров чернеющий портал шириной метра в два и высотой примерно на столько же, если не ниже – Сода, сквозь зубы проклиная минимализм предков, ссутулился. Включив фонари, убедились, что стенки и пол прохода обработаны гладко, но без намёка на облицовку. Пройдя глубже обнаружили пару припотолочных ниш с несколькими «Г»- образными карманами, которые явно предназначались для химического освещения*. Внутри скала была скорее желтоватой, а не того депрессивно чёрно-зелёного оттенка, каким она нагоняла мрачность снаружи. Тоннель предки прорубили прямо и без извилин. По бокам попадались объёмнистые ниши, в сторону внешнего периметра ушло пара штреков, на поверку оказавшихся выходами к заложенным блоками шлакобетона внешним стенкам монолита. По этим и по другим признакам стало очевидно, что скальную фортификацию перестраивали недавно, не провесив, однако, ни проводов ни креплений к ним, что несколько удивляло. Проверяя любые ответвления, разведка дошла до многоугольного зала, откуда выходил противолежащий тоннель, в конце которого виднелся отблеск дневного света. В зале Сода смог, наконец, распрямиться – потолок позволил. С левой стороны зала шёл штрек к очередной заложенной двери в неизвестность, с правой же стояли отлично знакомые Идъани вещи – две станины с решётчатыми коробами для боеприпасов стреляющего снарядами века. Между ними в полу зиял широченный колодец, огороженный стальными перильцами по колено.

    - Можно спуститься. – Идъани наклонился над шахтой с сохранившимися двумя рельсами направляющих и далеко внизу показалось пятно отражённого от фонаря света. – Но до куда... Должна быть хоть одна аварийная лестница. – Оба повертели головами, пробежавшись по однообразным желтоватым стенкам многоугольника световыми конусами. – Заачем заакладываать лестницы? – выразил общее недоумение Сода. «А зачем не оставлять внешних трапов? С логикой у этих вояк было что-то неладное. Кузова подняты...» Подумав, решили хотя бы простучать стенки залы со стороны подъемников. Чтобы не мешать друг другу слушать стучали прикладами, по очереди. За минут десять обхода Идъани и Сода нашли две грани залы, звучавшие не так, как стенки в коридорах.

    - Зовём сюда Дива, пусть своими свёрлами колупает. – отмечая подозрительные грани пунктирными кругами фосфорного маркера Идъани заметил, что поверхность стенки перед ним выглядит зализанно. Плавили тут камень, что ли? – Посвети-ка... – В двойном свете фонарей стало очевидно, что перед ними аляповато набросанная штукатурка, не менее халтурно закрашенная грунтом. Придуманно было для тех, кто не будет искать дверей, на скорую руку. Или работали уже в темноте. Отколотить бугры старой шубы ни прикладами, ни шишаками ножей не удалось. Тогда Длинный взял инициативу в свои руки, выпер Ида в коридор, приказав заткнуть уши, встал поближе, замотавшись невесть откуда вытащениым шарфом и пальнул из своей пушки по фосфорному кругу. Громыхнуло знатно, с потолка посыпался песок, но и стойкая штукатурка, при ближайшем осмотрении, не выдержала, покрывшись щербинами и поколовшись. Очистка участка стены от поддавшейся картечи шубы не отняла много времени и вскоре перед ребятами отрылались серые поры всё тех же знакомых шлакоблоков. Цемента закладчики пожалели, поэтому сразу, не теряя времени даром, попробовали вытащить пару блоков.

    - Дииива нааадо. – сказал Сода, когда Ид решил, отойдя для разбега, прыгнуть вместе на стенку, шатнуть блоки каблуками. – Мы туут уубиться ооб неё моожем. – Не смотря на разумность этой мысли, раз пять скакнули на стенку, стараясь ударить повыше. На шестой удар, после того как Сода, прокашлявшись, сообщил, что ещё разок и он будет стрелять уже по Идъани, если тому нравится, даже поставив его напротив этой стеночки, замуровка, заскрипев и глуко застучав бетоном, всей своей высотой поехала внутрь. Идъани поймал проваливающегося было одной ногой внутрь Соду за туловище, заваливая несостовшегося палача в сторону от осыпающегося пролома. Идиотская затея удалась. Сода, сдавленно ругаясь, поднялся и в сердцах выломал, склонившись к клубам пыли, ещё блок, который не сильно и мешал. Тяги из пролома, к сожалению, не ощущалось.

    Подождав пока пыль немного осядет, ребята забрались в проход, пытаясь ступать между засыпавших ступеньки блоков. Лестница была почти такой же свежеделанной как и боковые в башнях, разве что пошире и без щелей освещения. Все выходы на уровни - как посчитали по примерной высоте маршей - были так же халтурно заложены, как и тот, в который ребята проломились. Ещё на лестнице были блочные замуровки с другой стороны, но друзьям было не до того, чтобы выяснять, что там за помещения. Кончалась лестница расширенной площадкой с двустворчатой, как ворота, зачем-то окрашенной в чёрный цвет, дверью, судя по звуку – стальной. Для оригинальности этот выход неизвестные безумные строители блоками не закладывали. По уровню получалось, что дверь находится ниже крыши отеля метра на три. Ниже приземного ообура точно метров на пять-шесть.

    - Всё – сказал Идъани, пару раз ткнувшись в дверь, никак на его ласки не отозвавшуюся. – Теперь пусть Див мудрит.

    К десяти часам утра Див, чрезвычайно возгордившийся от того, что он оказался прав и вся эта знаменитая местная достопримечательность - не более чем видимость, прорезанная современными коммуникациями, взломал Большую Чёрную Дверь, потратив часть паюсной взрывчатки на то, чтобы обрушить её косяки. После того как остро вонючий дым вынесло тягой на верхний этаж, вынудив всех срочно отбегать по ообуру, выяснилось, что обрушились не только косяки, но вся сварная рама, державшая дверь. Взорванная конструкция, падая внутрь, надломила часть блочной стены с другой стороны от площадки, что обрегчило её демонтаж. Пока Див дышал свежим воздухом, обозревая красоты долины и оттаскивая оборудование обратно в башню, демонтажная команда разобрала блоки стенки и оказалась в светлом холле отеля. Разобранная стенка когда-то, при жизни отеля, была покрыта узором из каких-то металлических сеточек со стеклом. Задумавшийся над этим переплетением гнутого и ломанного металла Огаша испугал приятелей тихими ржанием, когда сообразил, что они проломились сквозь вольер для тропических птиц - бывшую гордость курорта.

    - Птички пели, отдыхающие слушали, синоптики занимались своими делами – все довольны. – отсмеявшись, Огаша объяснил отдыхающим на подоконниках широких окон с вынесенными воровским ураганом хрустальными витражами своё видение смысла камуфлирования разветвлённый коммуникаций скалы.

    - Одновременно? – Идъани был в сомнениях. – Бедная армия Империи, вынужденная сдавать помещения под курорты, чтобы прокормиться... Как мы только войну не проиграли с такой «армией»... А под отелем, значит, арсенал. – сделал он логичный вывод из находки кареток подъёмников на верхнем уровне. – В голове не укладывается.

    С другой стороны холла при его жизни помещалась стенка аквариума, ныне мутно сверкавшая битыми осколками. Имелся ли там, за ней, вход на другую аварийную лестницу? Команде было не до того, чтобы это проверять. С внешней стороны отеля- скалы лежал обширный балкон, бывший ресторан, обжитый птицами и летучими мышами. Днём здесь никого видно не было, да и от грохота, устроенного командой, последовательно проламывавшей стенки, улетели бы даже самые тупые драконы. Но помётом балкон был усеян. Галерея ресторана была, пожалуй, самым населённым живностью местом во всей крепости. Идъани, встав на четвереньки и перегнувшись за бордюр балкона, визуально обследовал склон, но ничего примечательного так и не увидел. Уступчатый откос обильно зарос разновеликим кустраником, сквозь который прерывистыми полосами шли осыпи с руслами ночных водосбросов. Пал ли туда телом «взятый на небо» игрунами замзавлаб или отлетел подальше осталось тайным. Внутренний двор с целебным фонтаном- бассейном теперь был унылым пустырём с ямой от целебного бассейна, на дне которой поблёскивали лужи набежавшей со стенок ночной росы. Буклеты показывали, что раньше у бассейна были скульптуры горных фей, числом четыре, приручающих радужных драконов числом два. Вся эта скульптурная группа куда-то слиняла. Возможно, драконы перед отлётом подкрепились теми, кто их приручал, потому что места, где должны были быть постаменты от этих существ были все в торчащих кусках арматуры. «Уж не сидели ли какие нежные феи перед башней?» подумал Идъани, глядя на эти остатки пиршества и вспоминая свои вчерашние кульбиты перед башней со скучающей принцессой. Пустырь ограничивало каре таких обманчиво- крепких на вид построек крепости. Спустившийся со стены отдохнувший Дивоя величественно пожелал обозреть фронт следующих бурильно- взрывных работ.

    На вопрос обалдевшего Огаши, о причине его нахождения здесь, а не в базовой башне, Див удивлённо похлопал глазами. Привычки к тому, что в походе ничего без присмотра дольше, чем на полчаса при любых условиях не оставляют у Дива было взяться неоткуда, а объяснить ему правила поведения в горах ребята как-то забыли, не предполагая за ним самостоятельности поведения. Не говоря лишних слов Огаша переглянуляя с Идом и протянул ему свой карабин. Идъани умотал в башню, отметив про себя, что этот поход ему точно запомнится тем, что он тут что ни день спринтерские дистанции исполняет...

    Сказы Огаши и Соды про былое величие отеля урамбу не поразили. Тропических птичек он и без клеток мог насмотреться, если съездить за хребет к родственникам. Рыбок тоже. Тем более что и птички и рыбки давно уплыли- улетели. Пришлось прекратить прохлаждаться, осматривая номера с джакузи из цветного камня – как не утащили? – и перемещаться со второго на первый этаж. Искомое помещение находилось в дальнем конце постройки у скалы, за бывшим отростком админстративного ответвления. Попросту говоря - в туалетных комнатах, заглублённых на этаж ниже уровня входа. Все двери драгоценного отеля отсутствовали как класс. Дойдя до лестницы, поняли по направлению, что она ведёт за пределы основного блока здания. Спустились, отыскав путь к мужской комнате, частично освещённой из потолочных люков. Унитазы и раковины свинитли с креплений сразу после войны. Воды в канализации не было, зеркала упорхнули в те же края куда и сантехника, оголив полуосыпавшиеся рамы. Одно зеркало упорхнуть не сумело или не захотело, разбилось. Его осколки, наверное из суеверия, кинули здесь же. Див поставил свой взрывоопасный рюкзак у стеночки без зеркал и все трое столпились перед внутренней торцевой стеной мужского туалета с отбитой и поцарапанной плиткой. Помолчали.

    - И что стоим? – спросил Огаша. – если дедок не соврал, а нужды ему нет, то бурим здесь. Удобства рядом. Даже освещение есть.

    - А точно здесь? - с сомнением спросил Див постучав по краю одной из отломанных плиток комелем молотка. – Смотрится как надувательство.

    - Тебе мебели мало? Гобелен с термитами в лабиринте не висит? – саркастически спросил его Огаша. - Вот и проверим. – подытожил он. – Пошли за механикой.

    - Мооожет бааазу перенесём? – Длинному было жаль бить ноги, перетаскивая оборудование туда-сюда. – Жить в оотеле, куупаться в джааакузи, даавать в роот на коолесе ообозрения... – мечтательно добавил он своё видение красивой жизни.

    - И с кооолеса оообозрения улееетать на куудыкину гоору – передразнив Длинного, Огаша выразительно постучал себя по лбу. По смущённому выражению лица Сода было видно, что об этом местном аттракционе он начисто забыл. – Затащи свою зазнобу на скалу и наааслаждайся. – Огаше такой вид эксгибиционизма был чужд, но у гангстеров, из каковских был, если без дураков, «наследник древних клановых традиций» свои понятия о кайфе. Тяжеловесного Дива в поход за инструментами не брали: не смотря на недоверчивую мину он сразу стал готовить стенку к вскрытию. Выбравшись на галерею Огаша глянул вниз. – Архитектор, а как это тут был парк? Ты ж говорил – внизу всё бронёй на метр залито.

    - Нне знаю, нне строил. Накидали наверное. – Длинного такие тонкости явно не интересовали. – Брооня тточно. Туут когда поосле воойны буурили на магму – ббур у нних зааастрял.

    - Какой бур? – Говоря с заикой поневоле становишься краток. – Почему мы ничего не нашли?

    - Саам гадаю. – мотнул башкой Длинный. - Ооони его ппотом раазвинтили, боольших деенег сстоит. Нно ммногое оони киинули. А ннет.

    - Где хоть кинули?

    Сода показал на площадь справа от ворот, где Огаша с Идъани изображали образцовый штурм башни.

    «Ничего там такого не было» подумал Огаша, «мы бы заметили», прислушивась к звукам, доносящимся со стороны башни. «Вроде птица какая квохчет? У Идъани снеслась курица?»

    - Зачем ту броню хоть ставили? Я понимаю - на пусковых - бронированные люки... А здесь какой смысл?.. - Он осёкся, вспомнив рассказ Ида о каких-то «гаубичных стволах», пронизывающих колоннами изъеденные подземными трещинами здания.

    – Гооворят, тут ээлектрозавесу на ввесь пперевал сставили. – Сода напомнил народную версию, про которую и Огаша слышал краем уха. Драконов отстреливали молниями. Это было достаточно широко известно, времена были уже не мутных клановых хроник, где одно событие могло быть описано и как сказка и как притча, а вполне печатные. Для создания электрозавесы «притягивали» тучи. Что можно придумать лучше для «притягивания» туч, как не паровой котёл с открываемыми форсунками? «Но металлическая броня... может - не металлическая? А застрявший бур?»... Здесь ступивший на лестницу Огаша понял, что квохчущие звуки, к которым он прислушивался извне это надсадный кашель.

    - Не отсосёт тебе принцесса на виду у всей долины. Останешься неудовлетворённым. - объяснил он догадку тоже навострившему уши Длинному. Поднявлись до сектора-кладовки под прерывющийся лающий кашель, где с верхней площадки им вяло помахал Идъани. Похоже, что Месендорис перестала быть кондиционной. - Дааавно она таак? - спросил Сода и заглянул в сектор, выделенный для пленницы, скрючившейся под одеялами экспедиции. - Да как от вас прибежал, уже. - ответил присоединяясь к нему Идъани. - Я влил ей полстакана бренди.

    - Куда? - спросил Сода. - Ттирш! Оона таак заагнётся. - он отошёл от двери под очередной судорожный приступ лающего кашля.

    - Так всё равно её... - отозвался Огаша, собирая поклажу, необходимую оставшемуся в подвале Диву для работы. - Днём раньше, днём позже...

    Но архитектор- консультант упёрся. Он поведал, что его хрустальная мечта не должна так просто отдать концы от простонародной пневмонии. Недостойный путь к предкам для аристократки, сказал он. На замечание приятелей, что путь к предкам аристократки через потерю пульса от коллективного затраха тоже не отдаёт высокой романикой, Длинный похитил оставшиеся полпузыря бренди и удалился в опочивальню принцессы. Вскоре вся башня, казалось, пропиталась запахом бренди и Месендорис стала кашлять реже. Провожаемые алкогольным духом ребята нагрузились как рабочие волы и, пожелав Длинному иногда поглядывать за окрестностями, отчалили в подвал.

    ***

    Prev | Next

    Категория: КУТ Часть 1 | Добавил: Ultersein (2017-06-28)
    Просмотров: 29 | Теги: невидимые нити, сквозь бури светило, Через тернии к звездам, в четверг, После дождичка | Рейтинг: 0.0/0
    Форма входа


    Корзина
    Ваша корзина пуста

    מעבר לקטעים 盒
    КУТ Часть 1 [9]
    КУТ Глава 01
    КУТ Часть 2 [0]
    КУТ Часть 02
    КУТ Часть 3 [0]
    КУТ Часть 03


    Поиск

    Revolver Ask

    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz